Магия полуострова Камчатского и долгий путь домой

камчатка берингово тихий мыс африка


Покинув одинокий маяк на мысе Африка, мы тронулись в сторону мыса Камчатский, до которого оставалось около 35 км по берегу Берингова моря. В 6 км от маяка стоит скала Чёртова мельница протяжённостью около 5 км, которую за сегодняшний день надо обязательно пройти. В СССР, когда полуостров патрулировался военными, по всему берегу от Африки до Усть-Камчатска была проложена грунтовка для вездеходов типа МТЛБ. Ну как грунтовка – дорога от реки Мутной до Чёртовой мельницы шла по пляжу, изредка забираясь на несколько метров выше в местах небольших скальных прижимов, проходилась в отлив, когда пляж широкий и песок более-менее твёрдый. Перед Чёртовой мельницей дорога поднималась на сопки и с десяток километров петляла в зарослях над скалой, спускаясь вниз уже у самого маяка, потому что по берегу проехать было невозможно. За полвека линия берега сильно изменилась, море-океан прижался ближе к сопкам, и дороги от Усть-Камчатска не стало совсем, теперь ездят сквозь полуостров, собственно, по той дороге, по которой мы шли первые два дня похода. Да и не ездят, если честно, но формально на вездеходе проехать можно. Дороги над Чёртовой мельницей и след простыл, два года назад Вита Лобанова ломилась там два или три дня через густые заросли, поэтому мы решили пройти по низу. Если встретим непроходимое препятствие, просто вернёмся, запас по времени есть. В прошлом году Денис внизу прошёл, но пугал сложностями. Ну что, попробуем.

Самая восточная точка Камчатки: мыс Африка и его отшельники

Карта Камчатки с мысом Африка

Этим летом на Камчатке была главная цель – дойти до самой восточной точки полуострова, мыса Африка в Беринговом море. Африка – место совсем не туристическое, сильно удалённое от столицы края (859 км по трассе) и единственного человеческого поселения в округе (70 км пешкодралом). И вроде бы, что там интересного? Африка и Африка, тоже мне, диковинка. НО! Там стоит одинокий маяк и живут в доме 1932 года постройки 9 человек, живут безвылазно, круглый год, никого больше не видя, не имея толком транспортного сообщения даже с Усть-Камчатском… Край света, домик, треснувший маяк, бьющиеся о каменные глыбы ледяные волны и одиночество, в котором встреча с собой неизбежна. Вот это настоящая випасана.

Дом на мысе Африка Камчатка
Алексия и наш юный друг Гера

Камчатка-2018 вкратце: общий план, бюджет, благодарности

Камчатка вулкан Горелый
Кратер вулкана Горелый

Свершилось! Я снова провела лето на Камчатке, и, кажется, это было настоящее путешествие мечты, в котором круто было почти всё (окромя мигрени). Но не будем торопить события, начнём по порядку. Итак, Камчатка-2018: месяц с хвостиком бесконечного движения, фантастическое количество километров, традиционно отличный автостоп, мало медведей и глухарей, зато много нерп, лося, лосося и целый горбатый кит, ооооочень много новых людей и впечатлений, неожиданных встреч и друзей, по которым скучала, активные вулканы, запах серных фумарол, въевшийся в одежду, слёзы офигевания в красивейших местах планеты, тепло диких горячих источников, лучший в моей жизни водопад, базальтовые шестигранники (настоящие! как в моём настольном детском «Атласе чудес света»!), «покорение» самой восточной точки Камчатки и выжившие после всего этого колени (это главный итог, безусловно). И татуировка, да.

Три счастливых дня в Белоруссии

Полоцк Евфросиниевский женский монастырь
Полоцк. Евфросиниевский женский монастырь

Дело плавно идёт к лету – ноги уже чешутся. Дабы облегчить себе жизнь и получить-таки порцию новых впечатлений, не дожидаясь Камчатки, решилась на спонтанную поездку в Белоруссию. Ну, то есть, совсем спонтанную со спонтанным всем – от попутчика до маршрута и сроков. За три дня много не увидишь даже на машине, но Витебск, Полоцк, Минск, Оршу, Барань (!), Застенки (!!) и Корумну (!!!) рассмотрели в подробностях и в Днепр окунулись. Осталось острое желание съездить ещё.

За три дня в общей сложности проехали около 1500 км. Маршрут получился такой: Москва – Смоленск – Витебск – Полоцк – Минск – Орша (Барань, ха-ха!) – Застенки – Москва.

Блеск и нищета Заполярья: прогулка по Кировску, Апатитам и их заброшенным шедеврам

кировск заброшенный вокзал
Заброшенный вокзал в Кировске

Достаю из закромов ещё одну историю. Ну, не то чтобы историю, а рассказ о впечатлениях от двух заполярных городков, которые выросли в предгорьях Хибин как города горняков и геологов, потому что нормальным людям в голову бы не пришло строить города в таком месте. А у ребят – работа. Кто-то знает об этих местах как о самом северном в России горнолыжном курорте, кто-то вообще ничего о них не знает. Там полгода ночь, северные сияния полосуют небо, снег заваливает дома по крыши, а потом полгода день, переменчивая погода и дожди такие, что никакая ливневая канализация не справляется. Большая часть населения занята в сфере горной добычи и в смежных областях, а когда-то красивый советский железнодорожный вокзал стоит без крыши и гипсовыми портретами смотрит с облезлых стен на траву, которая качается над заржавевшей одноколейкой, никуда уже не ведущей. Не могу сказать короче :) Это романтика севера: город-тупик Кировск и его ближайший сосед Апатиты.

Африка в Тихом океане: косатки, киты, каланы и непроходимые броды. Часть 3

мыс Камчатский мыс Африка Камчатка

День 5: снова в одиночестве

Утро началось рано, в этот день я решил снова идти один, ожидался очень дождливый день, не хотелось задерживаться на привалы и перекусы. Я торопился при любом раскладе дойти до домика на мысе Камчатский и ночевать в тепле и сухости. Маршрут был прост, итоговая точка виднелась на горизонте –  темные сопки мыса. До него осталось всего 22 км по пляжу, и всего 5-6 речек и ручьёв, ничего серьёзного. Единственное, что меня смущало, это узкий участок пляжа под высоченными скалистыми утёсами, за рекой Пикеж. Очередное место, где встреча с медведем означает прямое противостояние в замкнутом пространстве.

Африка в Тихом океане: два мыса за два дня. Часть 2

мыс африка камчатка
Маяк на мысе Африка. Спасибо Вове за фото!

День 3. Холодная Африка

Третий день нашего путешествия начался рано, перед рассветом. Ночь прошла спокойно и свою часть дежурства я начал на реке, накидав дров в костер, в свете «налобника» побрел за водой для котелка. Ночь была пасмурной, низкая облачность над морем слегка подсвечивалась начинающимся рассветом. Ветер немного успокоился, и вечный шум прибоя стал заметно тише. До реки от лагеря было метров восемьдесят, идти в темноте одному неприятно… Но чего не сделаешь ради утреннего кофе! Море нагоняло морскую пыль, и обрывки тумана, как лоскутки оборванной ткани, проплывали над травой. Сквозь эту серо-чёрную пелену, как огонек надежды в царстве тьмы, всполохом загорался жёлтый свет «африканского» маяка, и через секунду снова гас... Скупость моего слога не даёт мне передать и толику того чуда, тех эмоций, что я испытывал, замерев у костра, как губка, впитывая тепло огня, согревая ладони кружкой кофе и с сожалением наблюдая, как рассеивается волшебство ночи над узкой полоской тундры на берегу моря Беринга.